tim_karsanti (tim_karsanti) wrote in kaukaz,
tim_karsanti
tim_karsanti
kaukaz

Categories:

Грузинская экономика как зеркало грузинской «революции»

В своем выступлении на 62 сессии Генеральной Ассамблеи ООН 29 июня президент Грузии Михаил Саакашвили, среди прочего, предоставил мировому сообществу информацию об экономическом прорыве своей страны. В частности, грузинский лидер заявил: «В настоящее время наша страна входит в число стран мира с наиболее развитой экономикой, таких как Австралия, Новая Зеландия, Соединенное Королевство, Сингапур, Гонконг и Исландия, а по степени простоты и удобства осуществления предпринимательской деятельности, благодаря организационной транспарентности и отсутствию коррупции, Всемирный банк и Международная финансовая корпорация присвоили Грузии 18 место». Постепенное развенчание мифа о процветающей Грузии (в частности, в исследовании Томаса де Ваала «Выбор Грузии») в преддверии парламентских и президентских выборов 2012 и 2013 годов подталкивает элиту страны к еще более агрессивной риторике относительно своих успехов в экономике. Такая риторика является важной частью PR-акций Грузии по созданию образа развивающейся демократической страны, нисколько не соответствующего действительности. Этот образ активно противопоставляется грузинскими идеологами «недемократическим» и «депрессивным» Южной Осетии и Абхазии, вовлечение которых в политическое пространство грузинского государства преподносится как благо для народов двух стран. Объективная оценка состояния экономики способна очень многое прояснить во внутренней и внешней политике Грузии.

По итогам 2010 года Грузия, согласно Книге фактов ЦРУ, занимает 150 место в мире по такому важному показателю благосостояния, как ВВП/душу населения, уступая Американскому Самоа, Гайане и Бутану. Сравнение с Австралией или Сингапуром, сделанное Саакашвили в ООН, вполне можно рассматривать как не совсем удачную шутку. Внешний долг страны, по данным Министерства финансов Грузии, по состоянию на 31 мая 2011 года составил 4,2 млрд. долларов, при численности населения в 4,6 миллионов человек. К концу 2010 года он составлял 46% ВВП. Очень важным фактором экономического роста для страны являются прямые иностранные инвестиции, но и в этом направлении у Грузии в последние годы не все благополучно. Максимальный показатель более чем в 2 млрд. долларов пришелся на 2007 год, с тех пор объем прямых иностранных инвестиций в Грузии последовательно уменьшается. В 2008, когда была предпринята агрессия в Южной Осетии, он составил 1,5 млрд. долларов, в 2009 упал до 658 млн. долларов, в 2010 произошло уменьшение еще на 16%, до уровня в 553 млн. долларов.
 

Проблема внешнего долга ставит перед правительством Грузии дилемму относительно курса национальной валюты. Сильный лари облегчает обслуживание долга, но негативно сказывается на грузинском экспорте. В настоящее время импорт в страну превосходит экспорт в 4 раза. Большой торговый дефицит делает экономику очень зависимой от внешних факторов, поэтому сокращение объема иностранных инвестиций в последние три года крайне негативно сказывается на Грузии. Британский The Economist отмечает: «Настоящим вызовом для правительства является ликвидация огромного дисбаланса между импортом и экспортом».

Томас де Ваал в своем исследовании «Выбор Грузии» особо остановился на бедности страны. По результатам опроса, проведенного в ноябре 2010 года, 25% респондентов в Грузии сказали, что у их семей недостаточно средств для полноценного питания; 42% отметили, что денег хватает на еду, но не на одежду. Опрос, проведенный Национальным Демократическим Институтом в марте 2011 года, показал, что основными проблемами грузины считают безработицу и высокие цены. Показательно, что так называемая «территориальная целостность Грузии» по важности занимает только третье место. Причем процент людей, считающих ее приоритетной целью Грузии, последовательно сокращается (опросы проводились также в апреле и июле 2010 года). Фундаментальная проблема страны - бедность ее сельских жителей, которые составляют более половины численности населения Грузии. В сельском хозяйстве традиционно создается много рабочих мест, поэтому высокая безработица в Грузии в значительной степени связана с упадком этой отрасли при Саакашвили. Реформы, проведенные новой грузинской элитой, еще сильнее углубили неравномерность развития городских и сельских территорий. С 2002 по 2009 год площадь обрабатываемых земель в стране снизилась на 43%, результатом чего стала парадоксальная для Грузии ситуация: 80% продовольствия страна сегодня импортирует. Это, в свою очередь, способствует высокой продовольственной инфляции. Еще более красноречиво о политике новой грузинской элиты в отношении своих производителей говорит тот факт, что расходы правительства на сельское хозяйство в 2010 году составили 32 миллиона долларов, или менее 1% от расходов государственного бюджета. В том же году на содержание тюрем Грузия потратила в два раза больше (по численности заключенных на душу населения страна при Саакашвили вышла на 5 место в мире). Враждебная по отношению к России политика обернулась эмбарго, введенного ей на ввоз грузинских вин в 2006 году. Результатом стал фактический коллапс виноделия страны. Еще в 2005 году на Россию приходилось 90% экспорта грузинских вин, или 52 миллиона бутылок. В 2010 суммарный экспорт вин из Грузии составил всего 10 миллионов бутылок. Особенно сильно деградация виноделия ударила по ее историческому центру – Кахетии. Политика новой грузинской элиты в отношении России стоила тысячам кахетинцев рабочих мест, и традиционно богатый регион стал вторым по бедности в стране. Устойчивого спроса на грузинские вина на мировом рынке нет, и исправить ситуацию в винодельческой отрасли страны может только снятие Россией эмбарго. Эта мера способна оказать позитивный эффект на всю грузинскую экономику, прежде всего в плане сокращения численности безработных. Официальный показатель уровня безработицы в 16% очевидно не соответствует действительности. Сам Саакашвили в ноябре 2010 года заявил, что, по данным правительства, около 30% жителей Тбилиси – безработные, и назвал эту цифру «катастрофически высокой». Опросы Центра исследовательских ресурсов Кавказа дают еще более показательную картину реального положения дел в стране. Согласно последнему исследованию, только 27% респондентов в Грузии имеют полную или частичную трудовую занятость.

По репутации Грузии как страны с благоприятным бизнес-климатом в последнее время также был нанесен ряд чувствительных ударов. Прежде всего, речь идет о налоговой политике властей. Долгое время улучшение ситуации в налогообложении было предметом особой гордости грузинской элиты, выставляемым напоказ. Нужно признать, что в этой сфере команда Саакашвили на первых порах добилась реального успеха, выведя значительные суммы денег из тени, увеличив налогооблагаемую базу и повысив налоговые доходы бюджета. В новом Налоговом кодексе Грузии количество налогов было уменьшено с 22 до 7 (после 2008 года их стало 6). Единый подоходный налог в 12% и социальный налог в 20% были объединены в один налог со ставкой 25%, которая в 2009 году была сокращена до 20%. Новая ставка НДС составила 18% вместо прежних 20%, корпоративного налога – 15% вместо прежних 20%. Несмотря на то, что количество налогов было резко сокращено, налоговые поступления в бюджет страны значительно возросли. В последнее время, однако, работа фискальных органов страны вызывает все больше нареканий. В Грузии возник новый феномен – «параллельный сбор налогов». Это неожиданные рейды финансовой полиции и драконовские штрафы за незначительные нарушения, которые стали обычной практикой в стране и вызывают все больше протестов грузинских предпринимателей и международных организаций. Известен случай самоубийства бизнесмена из-за наложенного на него штрафа: в ноябре 2010 года в Телави повесился предприниматель Паата Папалашвили. Причиной стал штраф в 320 тысяч лари. “Transparency International” в своем докладе 2010 года назвала такую практику грузинских властей «налоговым терроризмом». Связана она с ухудшающимся экономическим положением страны и стремлением государства пополнять бюджет любой ценой. Эксцессы в деятельности фискальных органов стали в современной Грузии обычным делом. Такое отношение к бизнесу грузинский эксперт-экономист Владимир Папава охарактеризовал следующим образом: «Фасад грузинской экономики неолиберальный, содержание – необольшевистское».

Значительные репутационные издержки страна понесла и после ареста израильских бизнесменов Ронни Фукса и Зеева Френкеля. Согласно решению Лондонского арбитражного суда, правительство Грузии должно было выплатить израильтянам 98 миллионов долларов, но в результате проведенной сотрудниками департамента конституционной безопасности МВД Грузии “операции” 14 октября 2010 года бизнесменов арестовали. Поводом стала «дача взятки» в 7 миллионов долларов заместителю министра финансов Грузии Автандилу Хараидзе. В итоге Фукса приговорили к семи, а Френкеля – к шести с половиной годам лишения свободы. Причиной происшедшего очевидно стало нежелание Грузии исполнять решение Лондонского арбитражного суда и платить деньги. В деле оказались замешаны высокопоставленные грузинские чиновники. Помимо Хараидзе, который в сентябре 2010 года непосредственно встречался с Фуксом в Стамбуле, речь идет и о премьер-министре страны Нике Гилаури. В октябре Фукс приехал в Грузию, предварительно получив от него личное письмо-приглашение. Приглашение было принято, Фукс прилетел в Батуми, где и был арестован. Излишне говорить, какой удар по имиджу Грузии нанес спланированный на уровне правительства страны арест двух иностранных бизнесменов, и как он повлиял на решение других потенциальных инвесторов вложить капиталы в грузинскую экономику.
Рекламируемая Грузией легкость ведения бизнеса в стране является еще одной PR-акцией, рассчитанной на внешнего потребителя. Трудовое законодательство Грузии исключительно благоприятно для работодателей, но по европейским стандартам в значительной степени дискриминирует работников. Если грузинская элита выберет европейскую интеграцию как стратегическую линию развития, то оно потребует пересмотра. Наконец, Индекс легкости ведения бизнеса Всемирного Банка является лишь одним аспектом множества факторов и правил, позволяющих считать страну конкурентоспособной и привлекательной для инвесторов. Намного более авторитетным и объективным является Рейтинг глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума, основанный на общедоступных статистических данных и опросах руководителей компаний. Он охватывает широкий круг факторов, влияющих на бизнес-климат. В рейтинге за 2010-2011 год Грузия занимает 93 место среди 139 стран, уступая Гамбии, Гондурасу и Руанде. Однако президент Грузии в своих выступлениях старается об этом не упоминать.

Суммируя вышесказанное, экономика Грузии сегодня испытывает следующие трудности:

• Внешний долг, который составляет практически половину ВВП и имеет тенденцию к росту;
• Стабильное падение объема прямых иностранных инвестиций после 2007 года;
• Очень высокий уровень бедности населения;
• Высокая безработица;
• Деградация сельского хозяйства;
• Углубление неравномерности развития городских и сельских территорий;
• Большой дисбаланс между импортом и экспортом;
• Высокий уровень продовольственной инфляции;
• Ухудшение имиджа Грузии как страны с благоприятным бизнес-климатом;
• Глобальная неконкурентоспособность грузинской экономики.

К периоду трансформации своей политической системы Грузия подходит с серьезными экономическими проблемами. Они усугубляются отсутствием у грузинской элиты долгосрочной программы развития страны. Невыполнимые обещания, рисующие блестящие перспективы, давно уже стали основой политической тактики Саакашвили и его команды. К примеру, в своем обращении к парламенту страны в феврале 2011 года грузинский лидер обозначил цели страны до 2015 года. Цели эти при нынешнем состоянии Грузии априори недостижимы: удвоение объемов сельскохозяйственной продукции, экспорта и государственного бюджета; сокращение вдвое уровня безработицы; увеличение средней зарплаты государственных служащих на 50%; увеличение численности населения до 5 миллионов человек и подписание договоров о свободной торговле с США и ЕС. Аналитик Арчил Гегешидзе характеризует действия грузинского лидера так: «Каждый раз, когда он сталкивается с проблемой, он ставит новую цель, используя иные слова и иную картину будущего». Старые обещания остаются невыполненными, но уже новая повестка оказывается сформированной. Грузия давно живет в режиме «будущего совершенного времени», когда реальное положение дел в стране никак не предполагает достижения обещаемого светлого будущего. Это в значительной степени обуславливает успехи, достигнутые грузинской элитой в информационном пространстве. В этом направлении Грузией ведется последовательная, кропотливая работа, несравнимая по финансированию и уровню с аналогичными мерами Южной Осетии.

АНО «Центр стратегического развития «Перспектива»
 

Сайт ООН. http://www.un.org/ru/

Книга фактов ЦРУ. https://www.cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/gg.html

Сайт Министерства финансов Грузии. http://www.mof.ge/en/mof.ge/en/3130

Thomas de Waal. “Georgia’s Choices”. http://carnegieendowment.org/publications/?fa=view&id=44553.

Журнал “The Economist”. http://www.economist.com/blogs/easternapproaches/2010/11/georgias_economy

“Экономические реформы в Грузии», документ Фонда Брентхерст. www.thebrenthurstfoundation.org/.../BD0907-Georgias-economic-reforms...

http://www.vechernitbilisi.net/item.asp?id=1004

Transparency International Georgia. http://www.transparency.ge/en/post/report/georgian-taxation-system-overview

РосБисзнесКонсалтинг. http://www.rbc.ru/rbcfreenews/20110408200230.shtml

http://gtmarket.ru/news/state/2010/09/09/2668

ОРТ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments